Совершенствование системы социальной защиты путем внедрения инклюзивно качественных социальных услуг на местном уровне

О тематике

Высокие показатели роста, обусловленные доходами от углеводородов, способствовали переходу Туркменистана в 2012 году с уровня страны с доходом ниже среднего до уровня страны с доходом выше среднего. Тем не менее, глобальные колебания цен на нефть с 2014 года и внешние экономические факторы повлияли на реальные доходы домохозяйств, и увеличили их уязвимость. Опыт других стран в регионе показывает, что экономические затруднения и недостаток альтернативных социальных услуг на местном уровне заставляют семьи в большей степени полагаться на уход за детьми в детских учреждениях[1]. Согласно официальной статистике Туркменистана, число детей с инвалидностью в школах-интернатах увеличилось на 56% в период с 2007 по 2017 год[2], в основном из-за отсутствия услуг на уровне сообществ для детей с инвалидностью. Дети, люди с инвалидностью и пожилые люди, нуждающиеся в уходе обслуживаются в 11 крупных структурированных учреждениях. Женщины несут непропорционально большую нагрузку, связанную с неоплачиваемым трудом по уходу и выполнению домашних обязанностей, тем самым восполняя пробелы, существующие в системе социальной защиты[3]. Согласно обследованиям ООН в регионе, ответственность за выполнение неоплачиваемого труда по уходу ограничивает возможности женщин заниматься приносящей доход работой, участвовать в общественной жизни и получать образование. Поскольку женщины в Туркменистане, в основном, работают в низкооплачиваемых сегментах рынка труда[4], отсутствие или недостаточность социальных услуг на местном уровне особенно затрудняет женщинам-главам домашних хозяйств  обеспечение ухода и социальной помощи, в которой нуждаются их семьи. Уровень насилия в семье, как в отношении детей, подлежит измерению, однако, согласно данным МИКС  более трети женщин оправдывают физическое насилие. Предстоит создать профилактические и вспомогательные службы для борьбы с бытовым насилием, а также социальные услуги по реагированию на гендерное насилие на уровне сообществ с целью избежания риска для лиц, находящихся на иждивении, и устранения  барьеров для женщин из сельских и отдаленных районов, вынужденных обращаться за помощью в специализированные учреждения типа интерната, расположенные далеко от места их проживания.

Социальное законодательство Туркменистана (Кодекс о социальной защите) предусматривает социальное обслуживание для взрослых людей с инвалидностью и пожилыми людьми, и в основном опирается на  медицинский подход при предоставлении социальных услуг. Национальное законодательство не в достаточной степени  согласуется с положениями Конвенции о правах инвалидов (КПИ) и Конвенции о правах ребенка (КПР), и в большей степени ориентировано на предоставление гражданам, частично или полностью утративших  способности для удовлетворения их базовых  жизненных потребностей, нежели на повышении уровня социальных услуг с целью поддержки и поощрения для ведения самостоятельной жизни, расширения прав и возможностей пользователей услуг, и решении структурных проблем. Действующая форма предоставления социальных услуг в определенной степени обусловлено определением понятия инвалидности, которое носит  медицинский характер, что не согласуется с определением инвалидности, принятым в КПИ, что свидетельствует о необходимости перехода от медицинской модели к социальной, а также от подхода социального обеспечения к модели, основанной на правах человека. Согласно нынешнему правовому регулированию системы социальной защиты, предусматривается взаимосвязь между денежными пособиями с социальными услугами, а доступ к социальным услугам основан на категориях, без учета индивидуальных потребностей пользователей услуг. Также необходимо совершенствование нормативно-правовых основ, регулирующих предоставление услуг по предотвращению торговли людьми, и создание законодательства по вопросам насилия в отношении женщин и детей.

По сути, государственная политика социальной защиты в основном предусматривает денежные выплаты (пособия) (7 процентов бюджетных расходов или 1,3 процента от ВВП в 2017 году). Поддержка уязвимых категорий граждан, включая детей без попечения родителей, а также лиц, нуждающихся в уходе, осуществляется семьями. Данный подход соответствует туркменской культуре, социальным и семейным нормам и традициям. Поэтому любая новая система социальных услуг должна быть направлена на дальнейшее развитие данной глубоко укоренившейся неформальной системы поддержки. Однако, ввиду того, что экономические и социальные трудности, с которыми сталкиваются семьи, снижают их возможности обеспечения соответствующего ухода и поддержку,  существующая  система социальных услуг и поддержки нуждается в реформировании для обеспечения инклюзивности уязвимых детей, женщин, людей с инвалидностью, пожилых людей и молодежи.

 

Цели проекта

Цель СП заключается в совершенствовании  существующей системы предоставления социальных услуг в Туркменистане, охвате наиболее нуждающихся и уязвимых слоев населения, и удовлетворении их особых потребностей. Правительство Туркменистана определило совершенствование социальных услуг в качестве приоритета в своей среднесрочной национальной программе развития и планах действий в области прав человека, и планирует сотрудничество со Страновой командой ООН в реализации национальных приоритетов, приведенных в соответствие с ЦУР. Предусмотренные преобразования будут достигнуты путем создания национальной модели инклюзивных социальных услуг на местном уровне и ускорения достижения существенного охвата малообеспеченных и уязвимых[5],  направленных на удовлетворение особых потребностей детей с инвалидностью, детей без  попечения родителей, детей, подверженных риску разлучения с родителями, людей с инвалидностью и пожилых людей, нуждающихся в поддержке, женщин, сталкивающихся с гендерным насилием, и молодежи группы риска.

Модель инклюзивных социальных услуг на местном уровне будет продвигать подходы социальной защиты, основанные на расширении прав и возможностей пользователей услуг, и предлагать инновационные решения на всех уровнях по вопросам, связанным с многочисленными уязвимостями и потребностями нуждающихся. Модель будет основываться на результатах оценки индивидуальных потребностей целевых групп и изучении предлагаемых социальных услуг; обзоре нормативно-правовой базы и институциональных механизмов координации предоставления социальных услуг. Будут созданы кадры в сфере социальной работы и обслуживания и усилен потенциал для предоставления новой модели инклюзивных социальных услуг на местном уровне. Теория изменений опирается на допущении, что практическое развитие социальной работы и пилотирование социальных услуг, которые расширят права и возможности пользователей услуг, послужат обоснованием для внесения изменений в  существующее/введения нового законодательства, регулятивной базы и институциональных механизмов с тем, чтобы система была готова к реализации в полном масштабе к завершению СП.

Чтобы обеспечить реализацию принципа «не оставить никого позади», СП будет применять трехсторонний подход: i) изучение потребностей наиболее нуждающихся людей, ii) расширение их возможностей путем изменения роли получателей услуг от пассивных пользователей к активным участникам системы социального обслуживания; и iii) принятие инклюзивной, дальновидной и прогрессивной политики социального обслуживания.


 

[1] Отчет Всемирного банка «Переход от специализированных учреждений к социальным услугам на уровне сообществ в странах Центральной и Восточной Европы и бывшего Советского Союза», 2000

[2] Статистический ежегодник, 2018

[3] Обследование МИКС 2015-2016 годы

[4] Сборник Государственного комитета по статистике «Мужчины и женщины Туркменистана», 2018

[5]  Задача ЦУР 1.3

 

 

Статус:

Ongoing

Дата начала проекта:

января 2020

Плановая дата завершения:

декабря 2022

Сфера деятельности:

  • eradicate poverty in all its forms and dimensions
  • Проектный офис:

    UNDP in Turkmenistan

    Партнер по реализации:

    United Nations Development Programme

    Full project information  

    Funding Support by

    Имя донора

  • Undp Funding Windows
  • Mptfo - Joint Sdg Fund (previously Known As The Joint Fund For The 2030 Agenda)
  • $ 516 044

    Результативность за предыдущий финансовый год

    2020 $ 36 356

    2019 $ 0

    ПРООН ПРООН в Мире

    А

    Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

    Б

    Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

    В

    Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

    Г

    Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

    Д

    Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

    Е

    Египет

    З

    Замбия Зимбабве

    И

    Индия Индонезия Иордания Иран

    Й

    Йемен

    К

    Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

    Л

    Лесото Либерия Ливан Ливия

    М

    Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

    Н

    Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

    О

    Объединенные Арабские Эмираты

    П

    Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

    Р

    Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

    С

    Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

    Т

    Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

    У

    Уганда Узбекистан Украина Уругвай

    Ф

    Филиппины

    Х

    Хорватия

    Ц

    Центральноафриканская Республика

    Ч

    Чад Чили Чорногория

    Ш

    Шри-Ланка

    Э

    Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

    Ю

    Южная Африка Южный Судан

    Я

    Ямайка