Блог


Экспертное мнение о работе общественных организаций в Центральной Азии

Убышева Эркина, директор Общественного Фонда «Гражданское участие», г. Бишкек, Кыргызская республика. Работает в некоммерческом секторе с 1998 года.

 

ПРООН: Что такое гражданский сектор? В чем его предназначение?  

Г-жа Убышева: Многие отождествляют гражданское общество с наличием общественных организаций. По-моему, мнению, гражданское общество – это некая характеристика состояния страны, которая определяется уровнем толерантности, открытости, значимости общественного мнения, и вовлеченностью граждан в процесс принятия решений. Гражданское общество рассматривается как арена вне государства, семьи и рынка, на которой люди проявляются в своей гражданственности – активной позиции, выражаемой в способности пользоваться своими правами в личных и общественных интересах. И основной функцией общественных организаций является развитие социального капитала. Мы в своей деятельности, не важно, это оказание социальных услуг или продвижение интересов бизнеса, мы развиваем гражданские ценности, навыки и знания, — нужные для консолидации демократии.

 

ПРООН: Кто является ключивыми игроками гражданского общества?

Г-жа Убышева: На мой взгляд, это общественные организации, как более организованные группы граждан. Безусловно, частью гражданского общества являются и политические партии, профсоюзы и религиозные организации. Но, именно, гражданские организации, в отличие к примеру, от политических партий, продвигают общественные интересы, не претендуя на власть.  Или защищают более широкие права, кроме трудовых, как нежели, например, профсоюзы.

Общественные организации выполняют важные функции в обществе:

1. Во-первых -формулирование и выражение интересов граждан посредством их активного участия. Благодаря этой функции группы граждан, которые могут быть дискриминированными, например, люди с ограниченными возможностями, получают возможность быть услышанными властью и обществом.

2. Формирование общественного мнения. Эта функция связана, собственно, с сохранением плюрализма при подходах. Один из смыслов общественного сектора - это повышение общественной терпимости по отношению к разнородности. Именно неправительственные организации в лице аналитических центров или независимых СМИ информируют общественность об альтернативных взглядах на разные вопросы, или сами создают альтернативу и, таким образом, создают платформы взглядов и стараются влиять на ход общественного обсуждения важных тем.

3. Еще одна функция - это политическая социализация. Общественные организации прививают демократические принципы, культивируют гражданское достоинство. Через многие образовательные программы люди начинает понимать, какая политическая система у них в государстве, роль граждан в этой системе, и в этом случае у них меняется парадигма, что не человек существует для государства, а государство существует для человека. У них меняется сознание, они активно начинают разбираться в политических действиях, пытаются влиять на несправедливую политику власти.

4. Другая важная функция - это предоставление социальных услуг, которые в должной мере не обеспечиваются ни государством, ни бизнесом, такие как образовательные, информационные, юридические и другие услуги. Чем же отличается социальная помощь государства от помощи общественных организаций? Подходами, государство относится к людям, как пассивному объекту получателя услуг, а НПО рассматривает нуждающегося в поддержке человека, как активного участника процесса оказания помощи. Важно, что мы производим изменения, происходящие в человеке, который встает на активную жизненную позицию.

Таким образом, общественные организации формируют граждан. Взять любую организацию, которая оказывает традиционные социальные услуги, например, психологическая реабилитация людей с инвалидностью, но в отличие от услуг, оказываемых государство, НПО рассматривают нуждающегося в поддержке человека, как активного участника процесса оказания помощи, в результате чего, он встает на активную жизненную позицию и несет ответственность за свою судьбу.

 

ПРООН: Каковы особенности работы общественных организация в Центральной Азии?

Г-жа Убышева: Общая тенденция в Центральной Азии, как отражение глобальных это сужение политического пространства для деятельности общественных организаций... По данным МЦНП, с 2012 года было предпринято 137 негативных законодательных инициатив. Например, в Кыргызстане с 2010 года, были предприняты 7 законодательных инициатив по ограничению деятельности НПО, это и дополнительная и обременительная отчетность, запрет на незарегистрированные организации и сверх контроль над иностранными источниками финансирования. Данные тенденции связаны с многими геополитическими и глобальными факторами (например, ограничение права на свободу объединений в ответ на угрозы терроризма и экстремизма после событий 11 сентября в США).

В нашей стране усиливается политизация религии, и вмешательство ее институтов в дела семьи, школы, государства, что может в конечном итоге привести к отказу от одного из главных демократических принципов секуляризации - отделения религии от государства и школы.

В последнее время, также усиливается негативный публичный дискурс («язык вражды») в отношении НПО.

Что касается внутреннего развития НПО, то наше последнее исследование сектора в 2013 году показал, что сектор «стареет», средний возраст руководителей НПО в Кыргызстане 48 лет и только 4 % молодежи являются лидерами НПО. Вопросы преемственности и развития молодежного лидерства в настоящее время являются наиболее актуальными.

 

ПРООН: Какие ценности продвигают общественные объединения и какими качествами должны обладать их лидеры?

Г-жа Убышева:  

Важной чертой гражданского общества является плюрализм и идеология ненасилия, которая предполагает уважение своих оппонентов. Средства достижения целей для НПО важнее не менее, чем сами цели.

В настоящее время беспокоит то, что на фоне «антизападной» риторики язык «прав человека и демократии», перестает быть универсальным. В нашей стране внесли поправки в Конституцию, теперь установлен приоритет национального права над международным правом. Механизмы международной защиты граждан становятся неэффективными.

К тому же, усиливается политизация религии, и вмешательство ее институтов в дела семьи, школы, государства, что может в конечном итоге привести к отказу от одного из главных демократических принципов секуляризации. Религиозные вопросы, бесспорно являющиеся частью прав человека и основанные на индивидуальной свободе вероисповедания, переводятся из частной сферы в публичную, становятся основанием для политической мобилизации.

К сожалению, все эти процессы формируют консервативное общественное мнение, отстаивать демократические ценности и практики становится все сложнее!

 

ПРООН: Сегодня бизнес и государственные организации доминируют мужчина, можно ли сказать, что общественные организации это прероготива женщин?

Г-жа Убышева: Многие думают, что у НПО женское лицо, однако по данным нашего исследования в Кыргызстане 60% общественных организаций руководят мужчины. Женщины как правило руководят   организациями, работающими с особо уязвимыми группами – дети, женщины, пострадавшие от домашнего насилия, люди с инвалидностью и т.д. Бизнес ассоциации, федерации спорта, профессиональные объединения, инвестиционные форумы, клубы по интересам - там лидируют мужчины.

ПРООН: Должен ли существовать наблюдательный орган за работой общественных организаций?  

Г-жа Убышева: Я не сторонник таких идей. Сила гражданского общества в его многообразии. Чем больше свободы и выбора, тем выше гражданское участие.

Государство имеет достаточно рычагов для осуществления контроля, например, отчетность в налоговые службы, органы статистики, в некоторых странах отчеты в органы юстиции. Другое дело, что необходимо создавать площадки для диалога между государством, бизнесом, донорским сообществом, гражданами и общественными организациями. В Казахстане есть постоянно действующая площадка – Гражданский форум, в котором активно участвует Президент РК, Н. Назарбаев. В Кыргызстане создаются десятки разных площадок, временных и постоянных, как Форум граждан Кырыгзстана, Центральная Азия в движении, Инвестиционные форумы, Бар Кемпы, Хакатоны.

 

ПРООН: Кто является главным партнером общественных организаций?

Г-жа Убышева: Конечно государство. Условия для деятельности НПО создавались в наших странах на протяжении 20 лет – совершенствовалось законодательство об НПО, принимались программы поддержки, налаживалось социальное партнерство.

Сформированы определенные практики сотрудничества НПО и государства, например, предоставление услуг (например, через государственный социальный заказ, медиация между населением и властью (диалоговые площадки); участие в законотворческом процессе и разработке государственных политик в тех или иных областях.

К сожалению, государство не всегда видит выгоду сотрудничества с НПО, одним из причин является то, что организации не могут продемонстрировать наглядное воздействие своей работы. Другой проблемой является вопросы целепологания в общественной организации, не все видят за деревьями лес и увлекаются процессом, количетсовм мероприятий, забывая о  миссии, и соотвественно эффективности подходов с точки зрения достижения миссии. Поэтому необходимо уделять внимание организационному развитию, стратегическому планированию, мониторингу и оценке воздействия своей деятельности.

Государство не всегда осознает масштабы сектора, с точки зрения партнера в национальной экономике. Мы проводили исследование в 2008 году при поддержке Программы волонтеров ООН и Института Джона Хопкинса по учету вклада НПО в ВВП страны, и знаете цифры внушительные, мы обеспечиваем занятость наравне с сектором производства и распределения электроэнергии, газа и воды, а вклад ВВП на уровне 2.2% наравне с вкладом от услуг грузовых перевозок и наравне с Португалией и Мексикой.

Мы гордимся тем, что в нашей стране достаточно динамичный некоммерческий сектор. В Кыргызстане зарегистрировано более 14 000 НПО, ввиду серьезных проблем, связанных с их устойчивостью работающими являются не более 3000 НКО. Как Вы думаете мало или много? Давайте сравним с европейскими странами, взять Финляндию, население меньше чем в Кыргызстане, а там более 150 000 НПО, из них активно действующими являются более 70 000 НПО, обеспечивает занятость более 100 000 человек. А общее число членов всех НКО в три раза превышает численность населения. Каждый гражданин является или являлся членом какой-то НКО. Или Словакия – более 55 000 действующих НПО. Вот это гражданское общество!

Blog post Europe & the CIS Turkmenistan Agenda 2030